Не заводи греха

Вечерело, машина тихонько подкатила к не большому, но аккуратному дому в середине села. Лена выпрыгнула из «Жучки» и поспешила помочь мужу извлекать из багажника пакеты и свёртки с подарками для мамы и родственников. В соседнем дворе замаячила фигура Анатолия Васильевича. Перехватив пакеты в одну руку, Лена сдёрнула с головы красную бейсболку и помахала соседу – привет, давайте мол, к нам! Тот в ответ на приветствие поднял руку и утвердительно кивнул.

 

Маргарита Евграфовна, расцеловавшись с дочерью и зятем, спешно накрывала на стол. Она всегда была несказанно рада приезду дочери, живущей от неё за сотни километров. И хоть дети часто навещали мать, каждый их приезд был большой радостью и праздником. Лена проворно и ловко помогала матери, и в считанные минуты стол уже ломился от нехитрых, но с любовью приготовленных, блюд.

***

– Доброго вечерочка, Еграфовна! (Многие в деревне не выговаривали трудное отчество Маргариты Евграфовны и поэтому попросту его сокращали – Еграфовна.) Что, доченька приехала?! – раздался с порога сочный и бодрый голос соседа. Он ввалился в дом, по-хозяйски оглядел стол и хитро подмигнул Лене, увидев на столе бутылку водки. За ним, семеня маленькими ножками как колобок, вкатилась принаряженная Зоинька – его жена.

– Милости прошу, Анатолий Васильевич! Проходите, проходите, присаживайтесь за стол! Проходи, Зоинька, – радостно пригласила гостей хозяйка. – Серёжа с Леночкой приехали, радость-то какая!

– Погодь, Еграфовна, погодь! Дай-ка поздоровкаться с горожанами, – он крепко пожал руку Сергею и расцеловал в обе щёки Лену, затем выставил на стол бутылку самогона, чистейшего, как слеза младенца, и только после этого уселся за стол. – Ну, со свиданьицем! – Анатолий Васильевич опрокинул содержимое стопки в рот, выпил одним глотком и смачно «крякнул» – Кхе!!! – все дружно и весело рассмеялись. Так аппетитно и громко «крякать», после выпитого, умел только он.

***

Разговор за столом затянулся за полночь. Сначала Анатолий Васильевич подробно расспрашивал Лену и Сергея о жизни в городе, работе и даче, не забывая опрокидывать стопочки и «крякать», вызывая улыбки. Причём лицо его, только розовело, а хмель, казалось, не брал вовсе. Раскрасневшаяся и довольная Зоинька сидела за столом, сложив полненькие ручки на пышной груди. Её маленькие глазки в обрамлении почти бесцветных ресничек, стали время от времени закрываться:

– Анатоооль… домой пора… людям уже отдыхать надо.

Она всегда называла его этак на французский манер – Анатоль, растягивая букву «о».

– Пей, Зоинька, пей. Не заводи греха, – ласково проговорил мужчина, подталкивая жене рюмку. Зоинька пригубила чуток и поставила её на стол, сложила свои кукольные ручки на груди и сидела, улыбаясь, побалтывая ножками в воздухе, так как до пола они не доставали.

Сосед в очередной раз выпил, смачно «крякнул» и перешёл к воспоминаниям об отце Лены, с которым они были большие приятели. Искренне сожалел, что такой мастеровой мужик рано ушел из жизни. Присутствующие эти рассказы уже слышали несколько раз, однако слушали, не перебивая, а наоборот, подбадривая, Анатолия Васильевича, любуясь на его пышущее здоровьем несмотря на значительный возраст лицо. Его крепкая, хорошо сложенная фигура возвышалась над столом и, казалось, занимала половину помещения. От этого мужчины веяло добротой и теплом, как от домашней русской печи.

 

– Анатоооль… домой бы… – вновь раздался тихий и ласковый голос жены.

– Пей, Зоинька, пей! Не заводи греха! – не дал ей договорить Анатолий Васильевич, и Зоинька опять покорно сложила ручки на груди, продолжая влюблённо глядеть на мужа.

Время было уже позднее, но расходиться не хотелось, настолько приятная была атмосфера за столом. Однако воспоминания молодости уже были закончены, да и напитки почти уничтожены.

– Анатоооль… – робко произнесла Зоинька.

– Всё, Зоинька, всё! Налей-ка Еграфовна на посошок! – последняя рюмка опрокинулась, – Кхе!!! Ну, благодарствую за угощение, Еграфовна! Знатно посидели! Пойдём, Зоинька, и впрямь людям отдохнуть пора.

Он бережно приподнял жену с табурета, помогая ей встать, и она засеменила к порогу.

Что объединяло этих с виду совершенно разных людей? Рослый, крепкий и сильный мужчина в свои 80 лет выглядел на 60, не более, а маленькая и невзрачная женщина, казалось бы, совсем ему не пара, однако оба светились от счастья, и жили – душа в душу.

– Славные они, мама, правда?! – задумчиво произнесла Лена, перемывая посуду.

– Славные! Что правда, то – правда… А главное, они хорошо усвоили простую житейскую мудрость – по пустякам не заводить греха в доме, доченька…
Author: Шевчук Л.И.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,299sec