Откровение отчима

— Катька, просыпайся уже, иди хоть пожри чего-нибудь! Завтрак проспала, так хоть бутербродов с чаем пожуй! И хватит на меня обижаться, я мать – я тебя и воспитываю! Слышишь ты?

Катя спала, отвернувшись к окну. Как всегда, в своем репертуаре – натянет одеяло на голову и дрыхнет до обеда. А может до сих пор злится? Но это ей только на пользу – пора подумать о своем поведении: месяц назад окончила школу и не хочет никуда поступать, только этот Вадик у нее на уме, такой же лентяй.

 

— Вставай, говорю! – Лариса сорвала одеяло, но вместо Катьки – подушки и плюшевый заяц.

Окно открыто, благо что первый этаж, хоть и высокий, но Катька как-то умудрилась спуститься. Так и есть – опять сбежала, только в этот раз через окно. Раньше сбегала тихонечко ночью через дверь, поэтому пришлось поставить дополнительный замок, который только ключом открывается, а ключ Лариса держала при себе.

— Паша, Катька опять сбежала, ну что делать? – закричала Лариса мужу. – Причем, через окно.

— Что делать? Ничего не делать. Побегает и вернется.

— Ты так говоришь, потому что она тебе не родная дочь.

— Да была бы и родная – так же бы сказал. Она уже взрослая девушка, школу закончила, а ты ее на привязи держишь, ключи прячешь, контролируешь постоянно.

— Она несовершеннолетняя, ей 17 лет! Вместо поступления в колледж она бегает к этому проходимцу Вадику. Ну что мне делать? Полицию надо вызывать, там этого Вадика быстро прищучат за связь с несовершеннолетней, пусть его посадят.

— Не посадят, ей уже больше 16-ти лет, — сказал Паша и забрал у жены телефон. — У них любовь, не понимаешь, что ли? Учиться никогда не поздно, а вот судьбу ты можешь дочери сломать.

— Да какая любовь! Отдай телефон, не буду я в полицию звонить. Я сделаю по-другому.

Коллега Ларисы говорила, что часто видела Катьку у своего дома с Вадиком и даже знает, где он живет – по соседству, в многодетной семье. Ну ничего, она сейчас туда наведается, устроит там разбор полетов. Узнав у коллеги точный адрес, Лариса позвонила в дверь. Дверь открыла неопрятная женщина в халате, Лариса почувствовала резкий запах кошек и стираного белья. Странное сочетание.

— Где моя дочь? – нервно спросила Лариса.

— Какая дочь, вы кто? – не поняла хозяйка.

— Катя, которая убегает из дома к вашему Вадику!

— У меня встречный вопрос – где мой сын, который убегает из дома к вашей Кате?

Лариса растерянно заморгала.

— Вашему сыну 21 год, и он совращает мою 17-летнюю дочь.

 

— Это еще кто кого совращает. Не она ли постоянно звонит Вадику и ошивается у нашего подъезда? Я сыну говорила – не связывайся, репутация у этой девушки нехорошая, но он «люблю-люблю». Я ее сюда даже не пускаю, и так метраж у нас маленький, так еще и захочет тут остаться.

— Это у моей-то дочери репутация плохая? Да она из приличной семьи, единственная дочь!

— Ну и что, что единственная! Это что – показатель порядочности? И вообще – я не знаю, где ваша Катька.

Женщина захлопнула дверь перед носом Ларисы. Ну ладно, будем действовать по-другому. Так как Катя все равно не отвечала на звонки, она послала дочери голосовое сообщение: «Иду в полицию подавать на твой розыск, я вам всем устрою веселую жизнь!». Катька тут же перезвонила.

— Мама, если ты это сделаешь, то так и знай – зимой мне исполниться 18 лет, и я клянусь тебе, что ты меня больше никогда не увидишь!

— Ты где? Возвращайся домой немедленно! Срочно документы подавай в колледж!

— Не хочу! Я все время твоим умом жила – дружи с кем надо, а с кем не надо, поступай как я велю, шаг влево, шаг вправо – расстрел. Ты же задушила меня своими требованиями! А теперь я полюбила – тебе тоже это не нравится. Я забрала паспорт, несколько вещей и сбежала, а будешь меня искать – я исполню свою клятву, но обещаю – на звонки я отвечать буду.

Лариса была вне себя от бешенства. Уже по возращению домой она с эмоциями рассказывала все события мужу, а тот вроде бы и ухом не повел – сидел, уткнувшись в книгу.

— Ну и что? – спокойно спросил он, после того, как жена закончила кричать и размахивать руками.

— Как что, истукан ты эдакий? Я понимаю – тебе плевать на Катьку, у тебя родной сын есть, ты только о нем и думаешь.

Ларисе было обидно. Они поженились с Пашей, когда Кате было 15 лет, но теплых отношений между мужем и дочерью не было. Да вообще никаких не было, жили будто соседи. Катя к тому времени стала уже ершистым подростком и иногда взбрыкивала, стараясь вырваться из-под строгого материнского контроля. Паша же не делал ничего, чтобы вразумить падчерицу, зато сыну звонил регулярно.

 

Наступила осень. Катя иногда звонила, но разговор с ней заканчивался скандалом – мать все время требовала дочь вернуться домой и спрашивала, где она живет. Катя не признавалась. Но однажды она позвонила в то время, когда Лариса была в ванной, ответил Паша.

— Дядя Паша, дайте маме трубку, — грустно попросила Катя.

— Мама моется, а что передать?

— Передайте, что у меня все хорошо, — после некоторой паузы сказала девушка.

— Я же по голосу слышу, что нехорошо! Если хочешь, скажи мне – это наш с тобой будет секрет. Мы же с тобой не враги.

Катя вздохнула в трубку и сказала:

— Мы тут у бабушки Вадика живем в деревне, устроиться на работу некуда, живем на том, что с огорода собрали. У Вадика бывают шабашки, но это несерьезно. У нас совсем нет денег.

— Может вам выслать? – спросил Паша. – Я маме ничего не скажу, у меня есть кое-какие накопления. Да, и еще, Катя, большая просьба…Э-э-э… Как бы тебе это сказать поделикатнее… Вы там предохраняйтесь с Вадиком, хорошо? Не наделайте ошибок.

Деньги Паша выслал. Через месяц просьба повторилась. Катя плакала и просила о деньгах срывающимся голосом.

— Катя, я могу выслать, но только тебе на обратный билет. Я чувствую, что тебе с Вадиком там несладко. Ссоры начались, ведь так, скандалы?

— Да, это так. Откуда вы это знаете?

— Я сам это проходил. В юности сбежали мы с девушкой от наших родителей, которые были против наших отношений. Чем больше они напирали и контролировали нас, тем дальше мы хотели убежать и не общаться с ними. Вот так у нас родился сын, а мы стали ссориться со своей благоверной по мелочам, в итоге – расстались, молодые были и глупые. Потом я только понял – чем больше мне запрещали родители, тем больше я сопротивлялся и хотел быть самостоятельным. Твоя мама тоже на тебя слишком напирает, поэтому мне твое поведение было понятным. Если я бы тебе тоже что-то запрещал, мы стали бы врагами, поэтому ты должна была учиться на своих ошибках.

Катя вернулась в декабре, как раз к своему совершеннолетию. Лариса и радовалась, и одновременно ругала дочь, строя свои планы на ее будущее. Только Катя ее не слушала, она заговорщицки перемигнулась с отчимом. Уж если доверять свои тайны, то теперь только ему.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,356sec