Маршрутчица

В глубине антресоли царил беспросветный мрак. В Вериной голове промелькнула мысль:

— По ходу, именно здесь берет начало «черная дыра».

Главная сложность заключалась в том, что это пространство со стороны их квартиры было забито разным хламом. Раиса Федоровна была до фанатизма бережлива, и дважды в год отправляла на антресоль все то, что не пользовалось спросом. Поэтому там за десятилетия там скопилось столько всякой всячины, что для разбора этих завалов потребуется не один день.

Примерно так думала Вера, пытаясь отыскать среди хлама сумку на колесиках, которая срочно понадобилась матери. Желая расширить границы обзора, женщина встала на цыпочки, но табурет предательски качнулся под ней. Снизу донесся встревоженный голос матери:

— Вера, аккуратней! Не хватало, чтобы ты расшиблась!

 

Недобрые чувства рвались наружу, и Вера не стала их удерживать:

— Мама, если я расшибусь, то это будет на твоей совести!

Снизу послышалось удивленное:

— Почему?

Грубить матери не хотелось, и Вера сделала два глубоких вдоха, чтобы успокоиться.

— Да, потому, мама, что тебе в самый неподходящий момент понадобилась эта чертова тележка! Неужели нельзя было вчера вспомнить о ее существовании?

Раиса Федоровна с наивностью пятилетнего ребенка промолвила:

— Верочка, забыла я….Помнила, а потом из головы все вылетело! Но, если тебе некогда, не ищи! Я сама потом….

Дочь прервала лепет родительницы:

— Нет, мама! Я обязательно ее найду! Не зря же я сюда лезла!

Молодая женщина принялась с ожесточением скидывать на пол хлам. Это действие она сопровождала нелестными высказываниями в адрес матери:

— Мама, все это давно надо было выбросить в утиль! Зачем ты все это годами собираешь?

Тут же снизу последовал ответ:

— Жалко хорошие вещи на помойку выкидывать! Может. Когда-то они пригодятся!

Вера проворчала:

— Мама, ты превратилась в Плюшкина! Причем во всех отношениях. Сколько раз я говорила тебе, что в прихожей у нас темень! Если бы было нормальное освещение, я бы в два счета нашла твою тележку! Но ты экономишь даже на лампочках! И я из-за твоей экономии могу переломать все конечности!

Снизу донеслось жалобное:

— Верочка, сумка на колесиках….

Вера на мгновение замерла:

— Что?

Раиса Федоровна тем же жалостливым голосом повторила:

— Я просила тебя достать сумку на колесиках, тележки не такие….Ты неправильно выразилась!

Это было свыше ее сил. Вера со злостью потянула на себя тюк, набитый тряпьем, но табурет качнулся так сильно, что катастрофа казалась неизбежной, если бы не мгновенная реакция Раисы Федоровны. Пожилая женщина двумя руками вцепилась в шаткую опору:

— Вера! Я же просила тебя поаккуратней! Чего ты психуешь? Или не с той ноги сегодня встала?…Пошуруди там , в правом углу…, она где-то за чемоданами лежит. Не бойся, я тебя подстрахую!

Вера отклонила вправо корпус тела, и до упора вытянула в том же направлении руку. Пальцы нащупали что-то круглое, и женщина издала торжественный вопль:

— Кажется, нашла твою сумку! Готовься принимать!

Она потянула на себя круглую деталь, но вместе с тележкой из антресоли вылетели: чемодан, старая настольная лампа и сборник кулинарных рецептов для предприятий общественного питания. Раритетный фолиант ударился о голову Раисы Федоровны, и отскочил к стене. Но пожилая женщина только слегка поморщившись, и потерла темечко.

— Вера, я же просила тебя аккуратней! Теперь мне придется целый день здесь убирать!

— Зато к тебе вернулась любимая тележка на колесиках!

Дочь достала из-под груды хлама предмет, из-за которого был устроен бардак в квартире. Раиса Федоровна с надеждой в голосе спросила:

— Доча, разве ты мне не поможешь убраться?…Надо это все затолкать назад.

Мать подняла глаза кверху, где зияло разверзнутое чрево антресоли. Вера тоже посмотрела на уникальную конструкцию, и со вздохом сожаления промолвила:

— Я бы рада тебе помочь, но не могу. И так опаздываю!

Раиса Федоровна недовольно проворчала.

— Устроила здесь разруху, и убегаешь! Неужели так трудно все назад покидать?!

 

Вера показала матери на часы:

— Мне через полчаса выезжать, а мой бус еще в гараже!

Молодая женщина с трудом пробралась к дверям.

— Мам, не обижайся, но у меня расписание! Пусть это все так лежит, я вечером вернусь, и все уберу.

Дверь хлопнула, и Раиса Федоровна с раздражением бросила:

— Уберет она, как же! А я буду в таком беспорядке дожидаться?…Хоть бы подумала своей башкой, что это опасно для ребенка! Ведь Гоша сразу найдет применение этому хламу!

Раиса Федоровна отсылала в адрес дочери много нелицеприятных замечаний. Она говорила, что Вера -плохая мать, потому что совсем не уделяет внимания маленькому сыну. Была недовольна пожилая женщина и тем, что ее дочь, имея высшее образование, занимается извозом. Свою пламенную речь Раиса Федоровна завершила едким:

— Маршрутчица хренова! Нашла работенку курам на смех!

Выпустив «пар», пожилая женщина лихо вскочила на шаткий табурет. Она потратила не больше пяти минут, чтобы затолкать обратно в антресоль старую рухлядь. Но когда работа была закончена, Раиса Федоровна с удивлением обнаружила, что в порыве гнева она забросила обратно и сумку на колесиках. Она села на табурет, и заплакала от отчаяния:

— От этой жизни у меня мозги набекрень! Себе нервы попортила, и Веру накрутила! Она и без того несчастная, и я еще масла в огонь добавляю!

В те минуты, когда Раиса Федоровна кляла свою судьбу, Вера следила за посадкой пассажиров. На первый рейс все места в микроавтобусе были забронированы еще вчера, поэтому процесс шел бодро. Жители района уже привыкли к тому, что за рулем маршрутки сидела молодая, и вполне симпатичная женщина. Это первое время все удивлялись:

— Кто ей выдал разрешение? Разве женщина может быть нормальным водителем?

Некоторые даже отказывались от поездки, опасаясь, что это путешествие может стать последним в их жизни. Но Вера не обижалась. Она знала, что доверие надо заработать, и с завидным усердием осваивала новый для себя вид деятельности. А ведь всего десять лет назад она не могла подумать, что будет мотаться между областным центром и районным городком, чтобы заработать на жизнь.

Хотя Веру воспитывала одна мама, ее детство было вполне счастливым. Отец ушел из семьи, когда ей было десять лет. Он работал в аппарате местной власти, и часто разъезжал по городам и весям. В одной из командировок он встретил свою первую любовь, и давно угасшие чувства разгорелись с новой силой. Именно так объяснял отец маме причину своего ухода:

— Раечка, я сам думал, что все уже в прошлом. Но, как увидел Люсю, понял, что не могу жить без нее.

Раиса Федоровна не стала заламывать руки, и умолять супруга остаться. Она молча собрала его вещи:

— Проваливай к своей Люси! Но запомни, что эта дверь для тебя навсегда закрыта!

Реинкарнация первой любви была недолгой. Отец вернулся с тем же чемоданом через три года, но мама его не простила.

— Толик, мы с Верой уже привыкли жить без тебя. Поищи себе пристанище в другом месте.

Отец был похож на бездомного, побитого пса, но в сердце Веры не было жалости. В тот момент она подумала, что поступила бы точно так, как ее мать. Отец исчез в неизвестном направлении, и больше никогда не появлялся. Первое время Вера изредка вспоминала о безответственном родители, а потом забыла.

Школу она закончила с золотой медалью, и сразу поступила в педагогический. Вера с первого класса считала, что учить детей — ее призвание. Стремление дочери стать учителем активно поддерживала и Раиса Федоровна.

— Верочка, учителей все уважают, а в сельской местности это особенно почетная профессия.

И Вера верила в свое высокое предназначение. Но в первый же год самостоятельной работы ее представления о жизни резко изменились. В гимназии, где она набиралась опыта, подобрался очень разношерстный коллектив. Вера пыталась влиться, но коллеги не хотели принимать ее в свое сообщество. Особенно обострились отношения, когда в гимназии появился новый физрук. Арсений Степанович был уже не молод, но имел немало заслуг. Кроме достижений в профессиональной сфере, в его биографии было два брака и два развода.

 

Любвеобильный мужчина сразу заметил молодую учительницу. Арсений Степанович красиво ухаживал за Верочкой, дарил ей скромные, но со значением подарки. А однажды он предложил ей вместе провести незабываемый отпуск. Верочка согласилась, но матери о своих планах она рассказала только перед самым отъездом. Раиса Федоровна пришла в ужас:

— Вера! Твой Арсений — аферист, на котором негде ставить пробы! Он же тебя почти в два раза старше!

Дочь не прислушалась к голосу разума, и грубо ответила матери:

— Мама, не лезь в мою жизнь! Я сама разберусь!

Из отпуска Верочка вернулась счастливая, и…немного беременная. Она ожидала, что будущий отец будет ликовать, но Арсений Степанович почему-то растерялся:

— Верунчик, я очень люблю детей! Но сейчас не совсем удобное время! Я пока не готов к таким серьезным переменам….Ты же знаешь, что у меня есть дочь и сын от двух предыдущих браков.

Возлюбленный долго перед ней оправдывался, а на следующий день исчез из городка. Вера оказалась в щекотливой ситуации. Она боялась сказать матери, что ее избранник оказался подлецом. Но самым страшным и пугающим было для нее будущее.

— Меня заклюют в гимназии, когда моя беременность станет очевидной.

В действительности все оказалось намного хуже. Когда округлившийся живот стало невозможно скрыть даже под свободной одеждой, директор гимназии указала Верочке на дверь:

— Вера Анатольевна, у нас приличное учреждение, и таким, как вы, здесь не место! Давайте, расстанемся по-хорошему, мне не хочется портить вам жизнь.

Вера согласилась, и под диктовку директрисы написала заявление. Когда Раиса Федоровна узнала, что ее дочь вынудили уйти, она долго возмущалась:

— Нет, у них этот номер не пройдет! Они не имеют права увольнять беременную! И я этого так не оставлю!

Раиса Федоровна написала пронзительное письмо в редакцию областной газеты, потом сходила на прием к депутату, и дело завертелось с бешенной скоростью. Посланник народа подключил к процессу юристов, решили помочь несчастной жертве бюрократии и газетчики. Дело получило широкую огласку, поэтому директору гимназии пришлось распрощаться со своей должностью, а за Верочкой сохранилось рабочее место.

Молодая мама хотела выйти на работу раньше, но новый руководитель заявил:

— Вера Анатольевна, честно признаюсь: мы не рады вашему возвращению. У нас уже сложившийся коллектив со своими традициями, и скандалисты нам не нужны. Но я понимаю, что не имею права вам отказать, поэтому предлагаю самый оптимальный вариант мирного сосуществования….Точнее два варианта: педагог- организатор или воспитатель группы продленного дня.

Вера была в шоке:

— Но там же зарплата мизерная! А у меня маленький ребенок!

Директор развел руками:

— Сожалею, но на данный момент ничего другого вам предложить не могу!

Весь вечер Верочка проплакала на груди у матери. Раиса Федоровна утешала ее, как могла:

— Не рви свое сердечко! Мы с тобой обязательно что-нибудь придумаем. В жизни всегда так бывает: сегодня тебе кажется все черным, а завтра из-за туч солнышко выглянет.

Слова матери оказались пророческими, и Веру под утро осенила гениальная мысль:

— Я открою свой бизнес!

Эта идея показалась ей настолько реальной, что она разбудила мать:

— Мама, я придумала! Буду таксовать!

Но Раиса Федоровна скептически отнеслась к задумке дочери:

— На чем ты будешь таксовать? Твоя «букашка» для такой цели не подходит.

 

Вера с азартом воскликнула:

— Мама, не считай меня дурой! Я прекрасно понимаю, что моя тачка не потянет такой нагрузки….Но у нас в стране предпринимательская деятельность приветствуется, и я смогу взять кредит под небольшой процент. Куплю микрик, пусть даже подержанный….

Раиса Федоровна схватилась за голову.

— Вера, мне не нравится то, что ты задумала! Ничего у тебя не получится, и ты прогоришь, а мне придется за тебя расплачиваться.

Мать пыталась отговорить дочь, но чем настойчивей она это делала, тем больше Вера верила в успех. И интуиция ее не подвела. Прошло больше пяти лет, и за это время молодая женщина ничего не потеряла, но многое приобрела. Но самое главное — она могла обеспечить своему сынишке нормальную жизнь. Любое желание Гоши Вера тут же исполняла, чем вызывала недовольство матери. Раиса Федоровна ругала дочь:

— Зачем ты балуешь ребенка? Ты же сама педагог, и знаешь, что детям нельзя потакать!

Вера с улыбкой отвечала:

— Нет, мама! Детям нельзя отказывать! Тем более, Гоша скромен в своих желаниях, он не просит чего-то сверхъестественного, потому что знает, с каким трудом его мама зарабатывает.

Действительно, маленький Георгий гордился своей мамой, и часто хвастался в садике:

— Моя мама необыкновенная, потому что она все может!

Вере льстила такая высокая оценка ее способностей. Только иногда на нее накатывала грусть, и она, сцепив зубы, лила слезы в подушку. Но приходило новое утро, и Вера Анатольевна садилась за руль своего любимого «басика», спрашивая у пассажиров:

— Ну, что все к полету готовы? Не забыли пристегнуться?

Если среди пассажиров попадались знакомые, они с улыбкой отмечали:

— Вера, тебе надо дополнительную плату брать за то, что ты веселишь пассажиров. С тобой точно в дороге не соскучишься!

Но Вера Анатольевна обладала не только здоровым чувством юмора. Во время одной поездки внезапно пожилому пассажиру стало плохо. Другой бы на месте Веры растерялся, но она вспомнила короткий курс медицины, который проходила во время учебы в институте, и оказала дедуле первую помощь. Потом он ей в знак благодарности привез целый ящик груш из своего сада.

Был в практике Веры и еще один примечательный случай. Прошлой зимой, когда она возвращалась из областного центра, кто-то из пассажиров закричал:

— Остановитесь, пожалуйста! Кажется, там люди!

На дворе уже вечерело, да и метель усиливалась. Поэтому через заснеженное стекло невозможно было рассмотреть, что творится на улице. Вера могла бы не обратить внимания на просьбу пассажира. Тем более, в салоне не было ни одного свободного места. Но она остановилась, и вместе с двумя пассажирами направилась в сторону, где было замечено непонятное движение. На счастье они подоспели вовремя. Пожилая женщина выбилась из сил, и упала прямо в сугроб. Ее маленький внук пытался помочь ей подняться:

— Бабушка, вставай, ты так замерзнешь!

Как позднее выяснилось, женщина торопилась на автобус, но не успела, а сил на обратную дорогу до деревни уже не осталось. Вере пришлось сделать внушительный крюк, чтобы помочь случайным пассажирам.

Время летело незаметно. Оставалось сделать последний рейс до областного центра, а потом вернуться обратно. Вера в висевшее перед ней зеркало наблюдала за посадкой, а сама думала о том, как она будет дома нежиться в теплой ванне. Но неожиданно ей вспомнились утренние поиски сумки на колесиках, и она проворчала:

— Размечталась тетя Вера! Ты сначала наведешь в прихожей порядок, потом выполнишь еще сто одно поручение матушки….Потом еще Гоша придумает для тебя задание средней сложности…, и только после всего этого ты сможешь уделить немного времени себе.

Эти мысли немного отвлекли женщину, и она не заметила, как последним в салон вскарабкался хорошо выпивший мужчина. Если быть точнее, его затолкали в транспортное средства два типа. На прощание они крикнули:

— Серега, не проспи завтра на работу! И помни, тебе выходить через две остановки!

 

Прощальной сцены водитель маршрутки тоже не видела. В пункт приписки Вера вернулась точно по расписанию. На улице было темно, но поскольку все пассажиры уже успели выйти, она включила в салоне свет лишь с одной целью : проверить, не оставил ли кто по рассеянности свои вещи. Каково же было ее удивление, когда она увидела на самом заднем сиденье беззаботно спящего пассажира.

— Это еще что такое?!

Вера стала расталкивать мужчину, от которого разило за три метра.

— Але, товарищ! Уже приехали!

После нескольких внушительных толчков, незнакомец приоткрыл глаза:

— Леха, что за дела? Зачем ты так грубо со мной?

— Я не Леха! Выметайся из моего автобуса? Иначе мне придется выкинуть тебя силой!

Пассажир замотал головой:

— Нет, так нельзя! Я против любого насилия!…Если вас не затруднит, вызовите такси! Я живу на академика Павлова, дом…, а номер дома я вам не скажу!

Пьяный гражданин то нес полную чепуху, то пытался заснуть на заднем сиденье. Верины уговоры на него не действовали, и она от отчаяния разревелась:

— Откуда ты взялся на мою голову? Мне домой надо! У меня маленький ребенок и мама!

Видимо, женские слезы немного отрезвили мужчину. Он несколько раз сильно тряхнул головой:

— Бр-р-р! Кажется, я здорово сегодня перебрал!

Он с удивлением посмотрел опять на Веру:

— Вы кто?

Молодая женщина рявкнула:

— Я водитель маршрутки! А кто ты такой, не знаю и знать не хочу! Выметайся отсюда, мне надо в гараж машину ставить!

Мужчина попытался встать, но его качнуло в сторону.

— Да, хороший у нас получился мальчишник!…А где Гена и Леха?

Вера стала подталкивать мужчину к выходу:

— Они уже ушли домой, и вам тоже пора! Небось, жена и дети заждались….

— Никого у меня нет! Я один живу….

Пассажир выглянул в окно, и заорал:

— Где я? Куда вы меня завезли?

— Куда, куда? В Горск!

Мужчина уже полностью очухался. Он сначала долго смеялся, потом стал требовать, чтобы Вера немедленно отвезла его обратно в областной центр.

— У меня же здесь никого! И даже билета у меня нет! Я требую, чтобы вы немедленно доставили меня домой! Мне завтра к восьми на работу!

Вера поступала по плечу надоевшего пассажира:

— Ничего, успеете! У меня первый рейс в пять тридцать! Так что у вас будет время протрезветь, и заодно, хорошо подумать.

Вера лихо развернулась на площадке, и поехала к гаражам. Когда она открыла дверь квартиры, ее удивил порядок в прихожей.

— Мама, ты сама здесь прибралась?

Раиса Федоровна улыбнулась:

— Вера, не поверишь! Я была настолько злая, что эту чертову тележку забросила назад. Теперь придется ее снова доставать!

 

Женщины долго смеялись, вытирая слезы. Когда приступ веселья прошел, Раиса Федоровна спросила:

— Чего ты так долго сегодня?

Вера рассказала матери о странном пассажире. Раиса Федоровна слушала, неодобрительно качая головой.

— И ты оставила человека на улице? Разве так можно? Представь себя на его месте! Ночь, а ты один в незнакомом городе!

— Мам, ты предлагаешь мне его сюда привести? А вдруг он бандит, а у нас маленький ребенок!

Раиса Федоровна задумчиво промолвила:

— Бандиты себя по-другому ведут. Не хочешь ты, тогда я пойду.

Незнакомец сидел на лавочке, дрожа от холода. Вера приказным тоном сказал:

— Я за вами пришла. Переночуете у нас, а завтра я вас доставлю домой.

Сергей чувствовал себя неловко. Всю дорогу он молчал. Только в самом конце пути, он, извинился перед Верой:

— Простите меня, ради Бога! Я вам столько хлопот доставил!…Я же не пьющий, а тут друзья уговорили, Леха женится, и решил мальчишник устроить….Вот, я и с непривычки перебрал.

Вера бросила:

— Бывает! Вы не переживайте особо! Мы сегодня увиделись, а завтра забудем друг друга!

— А можно я к вам приеду? Нет, лучше я сегодня приду вечером. Когда у вас последний рейс.

Вера почувствовала, как у нее предательски задрожал голос:

— Последний в 17.30. Но я не уверена, что будут свободные места. Сегодня пятница.

Сергей улыбнулся:

— Тогда забронируйте для меня одно местечко.

Весь день она не могла найти себе места, а в голове мелькала одна мысль:

— Придет или не придет?

Он пришел с цветами и новыми надеждами.

Автор Татьяна Ковалева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,382sec